01:19 

Былицы из жизни музыкантов

Olga~Marie
Насобирала в нете ;-)

Великий немецкий композитор Иоганн Себастьян Бах покорял своих современников виртуозной игрой на органе. Один из его слушателей как-то спросил Баха:
— Вы исполняете любую музыку очень непринужденно. Наверное, выучиться так играть очень легко. Вы не скажете, как можно это сделать побыстрее?
— Для того чтобы исполнять музыку, вообще не надо учиться, - ответил Бах. — В этом, конечно же, нет ничего сложного. Надо только в нужное время пальцами нажимать на нужные клавиши.

Однажды итальянский композитор Россини услышал от своего приятеля, что какой-то человек собрал коллекцию… орудий пыток.
— А есть в этой коллекции пианино? — поинтересовался Россини.
— Пианино? — удивился приятель, — конечно, нет.
— Значит, в детстве этот коллекционер не учился музыке, — сказал Россини.

Как-то на вечеринке в богатом доме, куда был приглашен Россини, одну даму попросили спеть. Она долго жеманилась, но в конце концов согласилась спеть каватину Розины из «Севильского цирюльника». Прежде чем начать, она обратилась к Россини:
- Ах, маэстро, если бы вы знали, как я боюсь!
- Я тоже, - отозвался Россини.

Однажды, опаздывая на концерт, Паганини нанял извозчика и спросил:
- Сколько стоит доехать до театра?
- Десять франков, - ответил извозчик.
- Вы шутите? - удивился Паганини, так как извозчик назвал сумму в десять раз большую, чем обычно.
- Нет, не шучу. Вы ведь берете по десять франков за билет с каждого, кто приходит слушать, как вы играете на одной струне.
- Хорошо, - ответил Паганини, - я заплачу вам десять франков, но только в том случае, если вы довезете меня до театра на одном колесе.

Однажды Шаляпин после спектакля вышел из Большого театра и сел на извозчика. Когда они отъехал, извозчик спросил:
- А ты, барин, чем занимаешься?
- Да вот пою.
- Я о другом. Я спрашиваю чем ты занимаешься? Петь - это мы все поем. И я пою когда грустно становится. Я спрашиваю, что ты делаешь?

Когда Федор Иванович Шаляпин был совсем молодым, то он вместе со своим приятелем — будущим знаменитым писателем Алексеем Максимовичем Горьким — ходил на прослушивание в хор. Оба они тогда испытывали большую нужду и решили подработать в хоре певчими. Каково же было их изумление, когда в результате отбора Горький был приглашен в хоровую труппу, а Шаляпину, впоследствии — знаменитому во всем мире русскому басу, ответили отказом.

Французского композитора Шарля Гуно как-то раз спросили, меняется ли у композиторов мнение о себе самом в течение жизни? Гуно ответил:
— Конечно, меняется. Обычно, в молодости на вопрос, кто явля¬ется величайшим композитором современности, человек отвечает: «Я». Потом он начинает отвечать так: «Я и Моцарт». В зрелости обыч¬но ответ звучит так: «Моцарт и я». А к концу жизни говоришь только: «Моцарт».

Австрийскому композитору Вольфгангу Амадею Моцарту было всего семь лет, когда он выступал с концертами в Германии. После концерта к нему подошел мальчик лет четырнадцати и сказал:
— Как прекрасно ты играешь! Мне никогда так не научиться.
— Отчего же? Ты ведь совсем большой. Сначала попробуй, а если не получится, то сначала запиши ноты.
— Да я пишу… Правда, я пишу стихи.
— Это ведь тоже очень интересно. И, наверное, труднее, чем сочинять музыку?
— Отчего же? Совсем легко! Ты попробуй…
Собеседником Моцарта был еще совсем юный писатель Гете.

Однажды композитор Людвиг ван Бетховен приехал в город Дрезден, где его пригласили послушать довольно посредственную оперу итальянского композитора по фамилии Паэр. Опера Паэра называлась «Элеонора». После окончания спектакля Паэр подошел к Бетховену и спросил, какого мнение великого композитора о только что услышанной опере.
Бетховен ответил следующее: — Ваша опера мне так понравилась, что я… напишу к ней музыку.
Самое удивительное, что Бетховен не шутил. Он сдержал свое обещание и написал на тот же сюжет свою собственную оперу. Только назвал ее по-другому — «Фиделио».

Австрийский композитор Франц Шуберт сочинял так много песен, что порой забывал свои собственные мелодии. Однажды ему дали послушать инструментальное переложение одной из его песен. После того, как музыка отзвучала, композитора попросили дать оценку только что услышанного.
— Славная песенка, — воскликнул Шуберт. — Интересно, а кто ее автор?

На репетиции в Лондоне Вагнер был очень недоволен трубачами и закричал: "Скажите этим ослам, что, если они не будут играть прилично, то я выкину их вон!"
Переводчик-музыкант внимательно выслушал Вагнера и перевел: "Джентльмены! Маэстро вполне отдает себе отчет в тех затруднениях, которые вызывает у вас его музыка. Он просит вас сделать все, что в ваших силах, и ни в коем случае не волноваться".

Когда Рихард Вагнер приехал в Париж, он встретился там с французским композитором Франсуа Обером. Во время беседы Обер заметил, что ему понадобилось тридцать лет для того, чтобы понять, что у него нет музыкального таланта. Вагнер на это улыбнулся:
"И тогда, конечно, вы оставили занятия музыкой".
Обер возразил:
"Ну, что вы! Тогда я уже был слишком знаменит для этого!"

К французскому композитору Морису Равелю постоянно обращался за советом один совершенно бездарный коллега.
- Вот, маэстро, - однажды сказал он, - это мое последнее сочинение!
- О, мосье! - сказал Равель обрадованно. - В таком случае я от души вас поздравляю!

Когда Антон Рубинштейн гастролировал в Вене, он столкнулся с очень скупым антрепренером.
Переговоры об оплате концертов сильно затягивались, и тогда Рубинштейн заявил:
"Хорошо! Я согласен получить половину обычной суммы, но и играть буду вдвое тише обычного!"

Выдающийся ученый и композитор Бородин был весьма рассеянным человеком. Как-то он поехал за границу. Во время проверки паспортов на пограничном пункте чиновник спросил, как зовут его жену. Бородин в то время думал про что-то свое и не понял сразу вопроса. Чиновник посмотрел на него с подозрением: -Не знаете как зовут вашу жену?
В этот момент в помещение вошла его жена Екатерина Сергеевна. Бородин бросился к ней:
- Катя! Ради бога, как тебя зовут?

Когда Растроповича и Эмиля Гилельса пригласили на длительные гастроли в США, их, разумеется, отпустили, но без жён. Музыканты обратились к министру культуры СССР Фурцевой с просьбой о разрешении выезда и для их жён. Фурцева обещала помочь, но попросила написать официальное заявление.
Просьба Гилельса выглядела так:
"Поскольку я страдаю заболеванием печени и нуждаюсь в специальном уходе, а гастроли в США намечены на два с половиной месяца, прошу направить со мной мою жену".
Просьба Растроповича выглядела совершенно иначе:
"Поскольку я абсолютно здоров и еду в Америку на два с половиной месяца, прошу разрешить выезд с женой".
Выезд жёнам музыкантов разрешили, но они так и не поняли, чей довод оказался более убедительным для властей.

Один из друзей Растроповича решил подшутить над ним:
"Слава! Ты играешь на очень эротичном инструменте — зажимаешь его между ног, водишь туда-сюда смычком..."
Растропович перебил собеседника:
"Что ты, самый эротичный инструмент — это кларнет".

Григ дал в городе Осло большой концерт, программа которого состояла из его собственных произведений. Но в последнюю минуту Григ неожиданно заменил последний номер программы пьесой Бетховена. На следующий день в газете появилась злая рецензия известного норвежского критика, который терпеть не мог музыку Грига. Критик особенно строго отнесся к последнему номеру концерта, отметив, что это «сочинение просто смешно и совершенно неприемлемо».
После этого Григ позвонил критику по телефону и сказал:
— Вас беспокоит дух Бетховена. Я должен вам сообщить, что последнее произведение, исполненное в концерте Грига, сочинил я!
От подобного конфуза с несчастным опозоренным критиком случился инфаркт.

Одна поклонница спросила композитора С.В. Рахманинова:
— Сергей Васильевич, правду говорят, что композитором надо родиться?
— Совершенная правда, — сказал Рахманинов, — потому что не родившись, вы не станете не только композитором, но и вообще — никем.

Кухарка русского композитора Сергея Ивановича Танеева укоряла своего хозяина в том, что он мало дает концертов:
— Хоть бы еще где-нибудь выступили, Сергей Иванович, а то лавровый лист кончается, нечего в суп класть.
Композитор пожелал узнать, какая связь между его музыкой и супом. Оказалось, что кухарка кладет в суп лавровые листочки, которые отламывает с лавровых венков, преподносимых композитору почитателями его таланта.

Артуро Тосканини и Пьетро Масканьи пригласили принять участие в большом музыкальном фестивале, посвященном памяти Верди. Масканьи, завидовавший дирижерской славе Тосканини, принял приглашение с условием, что он получит гонорар более высокий, чем Тосканини. «Пусть будет больше хотя бы на одну лиру» — настаивал Масканьи. Фестивальный комитет согласился. Получая гонорар, Масканьи с удивлением обнаружил, что ему достается… одна лира. Тосканини дирижировал бесплатно.

@темы: юмор, музыка

URL
Комментарии
2016-08-01 в 21:53 

Olga~Marie
Идёт концерт, басист поворачивается к гитаристу:
— Что играем?
— «I Love You».
— I love you too, что играем-то?!

URL
2016-08-01 в 21:53 

Olga~Marie
Идёт концерт, басист поворачивается к гитаристу:
— Что играем?
— «I Love You».
— I love you too, что играем-то?!

URL
2016-08-01 в 21:53 

Olga~Marie
Идёт концерт, басист поворачивается к гитаристу:
— Что играем?
— «I Love You».
— I love you too, что играем-то?!

URL
   

Le journal des reflets du soleil

главная