• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: daniel radcliffe (список заголовков)
02:28 

New York, New York

Вот кратенько записала свои мысли, что запомнилось :sunny: Заранее прошу извинить, что это не отчёт о спектакле, а рассказ о поездке с элементами субъективных наблюдений.

Трудно решить, с чего начать рассказывать о Нью-Йорке. Всякое место нужно увидеть самому, хотя бы на полчаса или на несколько минут, чисто символически, чтобы что-то в нём почувствовать.
Кажется, шутка ли перелететь через океан? Но, в сущности, такой перелёт отличается от обычного только продолжительностью и количеством приёмов пищи, количеством выпивки, которую успеваешь принять, наличием пледа и подушки и удивительной возможностью посмотреть фильм в маленьком личном телевизоре на большой высоте... Конечно, если не летишь у окна. Когда пролетаешь над Канадой, заснеженной и пустынной, понимаешь, что смотришь на землю из космоса, хотя он и начинается в миллиметре над землёй.
Рассвет над облаками тоже очень красив. Но у меня самое живое чувство возникает, всякий раз, когда мы начинаем снижаться над Англией. Даже серые пасмурные облака, расступаясь, открывают квадратики их полей, расчерченных живыми изгородями, домики районов вроде Литл Уинджинга, реку, лентой вьющуюся между разрастающимся городом, игрушечные машинки, которые вдруг на глазах превращаются в настоящие. Это здорово. Вообще, лететь – нормально, несмотря на массу обстоятельств: затекающие конечности, нагрузку на уши, истерики пассажиров от лёгкой тряски турбулентности (в такие моменты чувствуешь себя в фильме, спасибо Голливуду, утешает даже напоследок!); хочешь, спи, не хочешь, не спи.
Два с половиной года назад я прилетела в Нью-Йорк первый раз: села в JFK, спустилась в метро (там капала с потолка вода, сочилась по оголённым проводам... это было странно видеть, но за два года они это починили:)), села в поезд; метро - серебристое, как шатл или консервная банка - катило неспеша, со своими песочными лампами... а потом мы поднялись из-под земли, и сразу над нами нависли небоскрёбы, высоченные и тёмные, под уже потемневшим небом. Это и был первый взгляд на Америку. Всё же не тот, с которого влюбляешься, но который привлекает внимание и изумляет.
В первую поездку было в целом очень интересно, любопытно и непривычно до безумия. Всё казалось таким удивительным и неожиданным. Нью-Йорк – человеческий муравейник в любое время года; в выходные на улицах толкаются, как у нас при входе на эскалатор. Динамичный, шумный город, полный клерков, служащих, короче "голубых воротничков" и туристов. Всё, что показывают про Манхэттон в фильмах – правда, и про магазины, бары, офисы и кофейни, Центральный парк и отходящие от него улочки с красивыми невысокими домами, из каких выходит Сара-Джессика Паркер, жёлтые такси и Бруклинский мост. Всё так и есть. Как есть и то, чего в фильме не показать.
Атмосфера Нью-Йорка другая, не только загруженная, ускоренная и замотанная, она ещё независимая, свободная, нейтральная. Там на улицах странноватое чувство – будто никому нет до тебя дела. Там никогда не поймаешь на себе любопытного взгляда, ты можешь орать во всё горло, на каком угодно языке, никто даже головы не повернёт. Правда, стоит обратиться к кому-то лично с вопросом, и тебе тут же посвятят кучу времени и внимания, доведут до места за ручку, помогут решить твою проблему и с улыбкой в 32 зуба распрощаются с пожеланиями всего наилучшего. Так, довольно странно.
Мне было очень любопытно побывать в Штатах, окунуться в их жизнь, но, честно говоря, часть меня отчаянно клялась, что долго-долго туда не сунется, ни за какие коврижки. Кажется, в тот первый раз у меня развилась аллергия на Америку, самая что ни на есть физическая. Я чесалась вся и от всего. Смешно! я вообще не аллергик. Наверное, это оттого, что они помешаны на дезинфекции – сказать по правде, город чистотой и санитарией не отличается, особенно учитывая, что все сидят друг у друга на головах, но они моют хлоркой асфальт и урны, стены... короче всё, и в холодном воздухе это пахнет, и тротуары покрываются белыми разводами. Впрочем, на улицах никогда не пахнет чем-то одним. Зимой пахло химией, хот-догами и метро.
А ещё меня поразило количество бездомных на улицах, они лежат там между домами, на ступенях, словно тюлени и днём, и ночью. За всё время, что я была в Америке, я не увидела ни одной бродячей собаки или кошки, только людей.
читать дальше
Ну вот, всем спасибо :goodgirl:

galleryhosted.comgalleryhosted.comgalleryhosted.comgalleryhosted.comgalleryhosted.comgalleryhosted.comgalleryhosted.comчитать дальше
запись создана: 28.08.2011 в 20:53

@темы: пейзажи, города, New York, Daniel Radcliffe, театр

02:48 

Выполняю обещание Henry_Spice :sunny:

@темы: Daniel Radcliffe, клип

17:16 

Клип :)

Я, наверное, слегка отстала от жизни, но только теперь узнала, что существует новый пейринг - Джек/Полин :buh: Но нашла я два очень красивых и пронзительных клипа :sunny: В общем, тут взяты кадры из "Балетных туфелек" и "Моего мальчика Джека". Автор клипов - Sjjtnj, большое ей спасибо.



читать дальше

@темы: Daniel Radcliffe, клип

02:39 

Equus

:rolleyes: Это было очень давно, и этот мой отзыв уже был вывешен на дневниках, правда, в закрытом месте, но я решила его всё-таки опубликовать и у себя на дневнике. Я бы раньше это сделала, если бы у меня тогда был свой дневник.
Хм... точнее, это даже не отзыв, а смесь рассказа о поездке в Лондон и впечатлений о спектакле.

Часть 1.

Моя первая поездка в Англию напоминала экскурсию по книге «Эти странные англичане». Для меня всё было ново в течение этой поездки – начиная с первого в моей жизни полёта на самолёте и заканчивая погружением в англо говорящую среду. Но, конечно, это было очень познавательно и интересно. Я узнала очень многое и накопила целый воз самых ярких впечатлений.

Особенно забавно и интересно было находить разницу в мышлении и психологии людей, познавать традиции и быт англичан.

Одно из самых интересных явлений в Лондоне – это многонациональность. Очень странное впечатление производит поездка в обычном общественном лондонском автобусе, где в конце салона сидят итальянцы, впереди французы, посередине русские и между всеми ними – затесавшиеся англичане. А на улицах люди ходят в индийских сари, чадрах и прочих национальных костюмах, и никто на это внимания не обращает. Ещё очень интересно, как англичане говорят в общественных местах – громко, как будто вещают со сцены, и поэтому сумасшедший гомон стоит в автобусах, метро и электричках. Но никто опять же не обращает на это внимание, и не слушает чужие разговоры. Ещё интересно, что в метро у них все читают газеты, и оставляют потом их на местах – это называются общественные газеты. А вообще Лондон – настоящая многонациональная столица, там всё пишется на нескольких языках, включая русский – русских там, между прочим, очень много.

И, конечно, в Лондоне великолепные достопримечательности и многочисленные удобства (простите за подробности, включая наличие чистых и легкодоступных общественных туалетов). Вообще в Англии буквально всюду чувствуется забота о людях, их комфорте. Но самое прекрасное, конечно, в Лондоне – это достопримечательности.

Мне удалось посмотреть только самые крупные из них – Тауэр, Вестминстер, собор св. Павла, Тауэрский мост, Уайт холл, Букингемский дворец, Трафальгарскую площадь, Национальную галерею, Монумент, Гайд и Сент – Джеймс парки. Всё было великолепно и очень интересно.

Теперь к главному – к пьесе «Эквус».

Надо сказать, было здорово, и просто волшебно, когда, пролетая уже над Англией и подлетая к Лондону, наш самолёт пошёл на снижение, и пушистые белые облака неожиданно расступились, и мы увидели множество небольших домиков с одинаковыми черепичными крышами – совсем как в начале второго фильма о Гарри Потере. Такое начало очень приятно согрело душу.

Но прибытие в аэропорт было, конечно, не совсем тёплым. Англичане очень строго следят за теми, кто к ним прилетает, ведь всем известно, как в Европе остро стоит вопрос с эмигрантами. В общем, пройти паспортный контроль у них не так уж просто, хотя не сказать, что с этим случаются большие проблемы, особенно, если знаешь язык хорошо. Но вот с языком как раз у нас были по началу проблемы. С непривычки трудно безостановочно говорить на иностранном языке и вечно за каким-то словом хочется сунуться в словарь. Правда, потом очень быстро осваиваешься, и становится очень легко обходиться без вылетающих из головы слов и сразу быстро формулировать ответы и вопросы. Но поначалу было не так просто.

В общем, на паспортном контроле нас стали спрашивать цель визита. Ясное дело, мы сказали, что приехали на пьесу. Нас спросили – что за пьеса. Мы ответили: «Эквус». Упоминание «Эквуса» не произвело никакого впечатления, и служащая их таможни никак не отреагировала на мой рассказ о том, как я люблю Шеффера, что «Эквус» это очень известная пьеса, которую ставили в 1973 году. Тогда, уже отчаявшись, я сказала, что очень люблю Дэниела Рэдклиффа, тупо добавив: Гарри Поттера. Вот добавлять ничего не потребовалось. До этого служащая, внимательно просматривавшая наши билеты и документы в отель, при имени Дэна встрепенулась, улыбнулась мне и, захлопнув все документы, быстро поставила печати и сказала: «Добро пожаловать в Англию!»

Покачав головой, я прошла через пропускные ворота, и мы отправились искать загородные поезда. В Лондон мы прибыли без проблем, но не сказать, что очень спокойно. Дело в том, что наш поезд не объявили, и мы сели в первый попавшийся, в общем, сели буквально наобум. Уже только в пути мы выяснили, что едем всё-таки туда куда надо, то есть в Лондон и даже на тот вокзал («Кингз Кросс»), на который мы купили билеты. Для уточнения – от нашего аэропорта Гэтвика до Лондона 60 км, и поезда ходят на два вокзала – «Викторию» и «Кингз Кросс». Думаю, наш выбор вокзала понятен, к тому же просто ближе к нашему отелю, который был на Пэддингтоне. В общем, из этой электрички мы рапортовали в Россию друзьям фразой: «Всё, мы сели в поезд, куда-то едем, может, даже в Лондон».

До отеля добрались нормально, заселились в номера, где всё было по высшему разряду. Отель у нас был маленький, но в центре города, всего 1 минута от метро, куча автобусов – два или три шли прямо до Гилгудского театра. В общем, всё было замечательно.

читать дальше

@темы: театр, Equus, Daniel Radcliffe

02:30 

Equus

Часть 2.

Второй акт начался также как первый – в прямом смысле. На сцену опять вышел Дэн вместе с Нагеттом, и они приняли ту же позу. Но на этот раз это выглядело совсем иначе – Дэн не выглядел страшным, маньяком – о нет, наоборот. Он был очень нежен. И это было почти также шокирующе, как и начало. И это было фантастически закономерно.
Дэн сделал одно и то же, ровно одно и то же, те же шаги по сцене, то же неторопливое приближение, та же рука, обхватывающая шею Нагетта, и он также обвёл взглядом зал… Но взгляд! Он был совершенно, просто совершенно другим. И это было по-настоящему поразительно! И самое удивительное, это насколько эта разница закономерна – я имею в виду, что сначала мы ничего не знаем – только то, что этот мальчик ослепил шесть лошадей, и мы не понимаем, почему он это сделал, это нас пугает, ставит в тупик, именно непонимание ужасает нас. Потом мы начинаем понимать силу его любви к лошадям, те невероятные, абсолютно необычные, не рядовые чувства, которые он испытывал к ним. И эта нежность… Можно ли было выразить это лучше, чем одним взглядом?..

Дайзет почти слово в слово повторил свой первый монолог – поздравьте меня, я поняла чуть больше.

Во время его монолога Алан с Нагеттом уходят так же, как и в начале спектакля: Дэн на кубы, а Нагетт – за кулисы. Затем к Дайзету вбегает перепуганная медсестра и говорит, что к Алану пришла мать и наговорила ему ужасных вещей.
На сцене появляется Дора и кричит на Алана, который резко вскакивает со своего места. Мать кричит на него, чтобы он не смел так на неё смотреть, что она не доктор, чтобы он так с ней обращался, что она не заслужила такого взгляда – он смотрит на неё обвиняюще – нет, не так, как обычно смотрят обиженные или разозлённые люди, а так… беззащитно и со страданием… и это самое ужасное обвинение, которое затрагивает всех. Кстати, я вообще не понимаю, как Дэну удалось ТАК на неё смотреть и не только на неё. Он не выражал никаких эмоций лицом, вообще, он только чуть склонил голову вперёд и пристально смотрел на неё, и вот глаза… в них была как бы и сдержанность, серьёзность, и в то же время эта искренняя, пробирающая до костей беззащитность, какая-то мрачность и… боль, заглушённая, запрятанная, и всё же острая… Да, именно так это и было. Кхм…кхм, простите, я отвлеклась. Итак, она кричала на него, а затем дала ему пощёчину.
Было жутко на это смотреть, неприятно, это злило и возмущало… Дэн не отреагировал на это никак, он остался стоять в той же позе, чуть двинул головой, и только опять же взгляд загорелся острым, физическим страданием…

Дайзет попросил миссис Стрэнг немедленно уйти, и увёл её в свой кабинет. Там он сказал ей, чтобы она больше никогда не приходила, потому что это может повредить Алану. На что Дора спросила, а кто подумает о ней, каково было ей. Она говорила, что это было очень тяжело для неё, перепрыгивая с фразы на фразу, она говорила, что не виновата, и вообще Алан не сделал ничего плохого. Она говорила, что Дайзет не понимает её, ведь для него Алан всего лишь пациент, а для неё он – единственный сын. И каково ей было с этим жить. Она сказала, что все считают виноватыми их, его родителей, что это они так его воспитали. Но Дора горячо говорила, что это неправда, что они делали всё, как следует, что они любили Алана и отдавали ему всю любовь, на которую были способны. И она говорила, что всякая душа сама по себе, и то, что Алан сделал, это сделал он сам. И теперь она не может думать, что он не сделал ничего плохого, что бы ей ни говорили. А закончила она свой монолог словами: «Он был просто моим маленьким Аланом, а потом пришёл Дьявол».

О, это было очень сильно! Это был просто блестящий монолог! Я преклоняюсь перед Гэбриел Рейди, это было фантастически. Конечно, сам монолог очень негативно показывает Дору Стрэнг, но по силе и исполнению, это действительно великолепная вещь.

На самом деле, конечно, видно, как малодушно Дора хотела оправдаться, что готова была свалить всю вину на сына, когда на самом деле, несмотря на всю ту «любовь», которую отдавали Алану родители, не трудно понять, что это они в первую очередь виноваты в том, что с ним произошло.

После того, как Дора покидает сцену, Дайзет заходит к Алану, и только тут мы до конца понимаем, насколько он рассержен и расстроен. На вопрос о матери, Алан отвечает молчанием. Тогда Дайзет уверяет Алана, что ничего не говорил его матери о том, что тот рассказал ему накануне, на что Алан отвечает, что это всё равно была ложь, и подлая выходка Дайзета не сработала, и посоветовал Дайзету маскировать свои хитрости. И с каким-то странным упрямством он упоминал Сыворотку правды)))

Возвращаясь к судье Хейзер, Дайзет говорит, что собирается непременно дать эту сыворотку Алану, раз тот так хочет её попробовать – то есть дать ему вместо неё обычный аспирин. И он уверен, что это подействует, потому что за всем этим агрессивным поведением Алан доверяет ему и хочет, просто мучительно хочет рассказать ему всё. Ещё в этом диалоге Дайзет признаётся судье Хейзер, что завидует Стрэнгу, потому что у того есть Бог. Дайзет говорит, что нет ничего более жестокого, чем отнять у человека Бога, но, кажется, ещё хуже не иметь его вовсе. Он снова говорит о своей жене и о себе, что у них не может быть детей, что он каждый вечер смотрит на женщину, которую не целовал шесть лет, а Алан ночами слизывает пот со шкуры своего Бога. И это и есть протест против заурядности – Бог, у которого нет рамок.
Заканчивая разговор, Дайзет говорит, что уже точно сможет всё выяснить насчёт Алана, и после этого судья Хейзер уходит.

Дайзет находит записку от Алана. В ней тот признаётся, что всё, что он сказал под гипнозом, на самом деле, была правда, что про ложь он сказал просто так, и просил прощения. Ну, это, разумеется, воспроизвёл Дэн.

Прочитав записку, Дайзет позвал медсестру и спросил у неё, спит ли Алан. Сестра ответила, что нет, что он вообще не торопится ложиться. Дайзет предполагает, что из-за кошмаров, и просит сестру привести его к нему прямо сейчас.

Алан приходит в угнетённом настроении. Дайзет благодарит его за записку и сожалеет, что они не виделись днём. Алан отвечает, что, наверное, Дайзет был сыт им по горло. Тогда Дайзет предлагает Алану провести сеанс прямо сейчас. Алан спрашивает, приготовил ли Дайзет новую хитрость, на что тот отвечает, что всё, что он делает – это хитрости и уловки, которые должны помочь Алану (это звучало трогательно и искренне). И тот соглашается провести очередной сеанс, на котором Дайзет предлагает ему сыворотку правды – то есть безобидную таблетку не то аспирина, не то ещё чего. Сначала Алан отказывается, но, в конце концов, соглашается. Он выпивает таблетку и они вместе с Дайзетом якобы начинают ждать, когда она подействует. Во время этого Алан просит сигарету, и они вместе с Дайзетом закуривают.

На сцене это смотрелось любопытно, и я даже не поняла, что Дэн курил не взатяжку. То есть, это не было очевидно.

Во время ожидания Алан с Дайзетом немного говорят по душам – я имею в виду о Дайзете, он признаётся, что хотел бы уехать на свой греческий остров и поселиться в деревне, где провёл одну ночь, то есть туда, где живут ещё не умершие Боги. Алан говорит, что Боги не умирают, на что Дайзет отвечает, отнюдь. И ещё Дайзет признаётся, что ему не хочется заниматься своим делом и на вопрос Алана, зачем же он тогда им занимается, тот отвечает, что потому, что Алан несчастлив. А Алан замечает, что не больше, чем сам Дайзет. Дайзет резко оборачивается, и Алан быстро говорит, что, должно быть, таблетка уже начинает действовать. Тогда Дайзет начинает его спрашивать.

Для начала он просит Алана рассказать о Джилл, какой она была – хорошенькой или нет, нравилась она ему или нет. На эти вопросы Алан отвечает резко и упрямо – не знаю, не помню, она была – в порядке. Но Дайзет становится настойчив, и Алан начинает рассказывать о ней.

Естественно, в этот момент на сцене появляется Кристи и рассказывает о себе. Она сказала, что жила недалеко от конюшен, с матерью, так как отец их бросил, и после этого её мать нетерпима к её молодым людям, поэтому она не может привести никого к себе домой. Потом Алан рассказал, что в то время, пока он работал на конюшне, Джилл часто тайком наблюдала за ним. И говорила ему «всякие глупости». Например: «У тебя обалденные глаза!». А Алан, поворачиваясь к Дайзету, замечает, что у неё, по крайней мере, были такие глаза.

Джилл вела себя с Аланом развязно, лукаво, она флиртовала с ним напропалую. Она замечала, как он смотрел на лошадей, и Алану иногда казалось, что она всё знает. Джилл спрашивала, возбуждают ли его лошади, и призналась, что она, как и многие девчонки, находит лошадей сексуальными. В общем, она провоцировала его на каждом шагу.

Это просто восхитительно играла Джоанна Кристи. Она выглядела легкомысленной, соблазнительной и просто очаровательно смущала Дэна, который просто опешивал от её вопросов.

В общем, Джилл явно была девушкой не из робких, и её непреодолимо тянуло к загадочному и симпатичному Алану. И вот, однажды после работы в субботу она пригласила Алана в кино. Сначала он отказывался, говоря, что его ждут дома, но она, в конце концов, уломала его. Они пошли, конечно же, на откровенный фильм.

На таком фильме Алан был, разумеется, в первый раз, и… «это была просто фантастика!..» когда девушка пошла в дом к одному парню и стала принимать душ, а он подглядывал за ней. Алан впервые видел обнажённую девушку, и это было для него шоком.
Но неожиданно в зале Алан заметил своего отца! И тот тоже его заметил. Они вышли из зала и встали на остановку.
Это очень забавное место. Алан пытался оправдаться, говоря, что был там в первый раз. И Джилл говорила, что это была её идея. Отец не отвечал. «Мы стояли на остановке, и автобус всё не приходил…» А потом неожиданно заговорил его отец и стал оправдываться, говоря, что зашёл туда случайно, по работе…

Алан буквально остолбенел от этого. Для него это было шоком. Подошёл автобус, и мистер Стрэнг сказал Алану садиться и ехать вместе с ним домой. Но Алан твёрдо ответил, что не поедет, потому что должен проводить Джилл. И мистер Стрэнг сел в автобус один. «Он смотрел на меня через заднее стекло, и его лицо… оно было испуганным. Я не мог поверить в то, что он боялся меня…»

И в этот момент что-то в Алане сломалось, что-то обрушилось. Это было как бы откровением для него. О его отце, которого он так боялся, который был для него таким авторитетом. Алан почувствовал торжество, свободу…

читать дальше

@темы: театр, Лондон, Equus, Daniel Radcliffe

22:09 

My boy Jack

Эх, напомнили мне про этот фильм... Так получилось, что я его смотрела непосредственно перед зачётной неделей, причём я чуть ли не подряд посмотрела "Моего мальчика Джека" и "Декабрьских мальчиков". Это ж надо было так умудриться!
Ну, и после "Последнего короля Шотландии", это были 2 самых впечатляющих фильма за последнее время. Хотя, "My boy Jack" оказался всё же сильнее Мальчиков.

"Мой мальчик Джек" для меня интересен уже потому, что он посвящён Первой Мировой войне. Если честно, я смотрела не много хороших фильмов на эту тему. Другое дело - Вторая Мировая, там недостатка в хороших и достаточно реалистичных фильмах не было. Ощутимый процент советских фильмов был снят о Второй Мировой войне. А Первая Мировая оставалась для нас в тени, может, потому, что бледнела в сравнении со Второй, а, может, потому, что Россия из неё вышла... В общем, уже сама тема интриговала. Хотя, конечно, фильм снимался и не о войне, как таковой, в судьбе Джека очень ясно читается судьба солдата. Смерть часто так глупа...

Фильм, конечно, о трагедии отца, который сам убил своего сына, но лично у меня (наверное, потому что я женщина) Редьярд Киплинг вызывает мало сочувствия. Он призывал всех идти на войну, хотя сам сидел в тылу, и употребил всё своё влияние, чтобы устроить сына в армию, хотя любая медкомиссия его срезала из-за ужасного зрения. А, когда сын погиб в первом же сражении, потому что просто потерял очки, он переживал, рыдал, не мог спать... Мать, кстати, тоже не лучше. Абсолютно пассивная и аморфная женщина, привыкшая во всём соглашаться с мужем, после того, как сын был объявлен пропавшим без вести, вдруг с маниакальной энергией бросилась его разыскивать.
Ошибки, эгоизм, пассивность, непонимание... Самое удивительное, что Джек оказался как бы и жертвой, и победителем. Только ему в фильме можно посочувствовать, не испытывая ни жалости, ни презрения. Он умер очень молодым, всеми брошенным, бесполезно и нелепо, и всё-таки он умер там, где хотел и где, по его мнению, должен был быть.
Фильм основан на реальной истории и, наверное, именно поэтому он получился таким глубоким, и так трудно его осмыслить и понять.

Все актёры играли замечательно. Дэну Рэдклиффу, как всегда, удалось вызвать потрясающее сочувствие к своему персонажу и порадовать запоминающейся игрой. Вся трогательность фильма и сила впечатления - это его заслуга, хотя некоторые и говорят, что главная роль тут у Киплинга.
Ещё очень меня удивила Ким Кэтрол, которая была совсем на себя не похожа.
Эпизодические роли тоже очень интересны, и атмосфера того времени, военного быта и действий, очень хорошо передана в фильме.
В общем, этот фильм стоит посмотреть, он из тех, что заставляет шевелиться мозги и души!

@темы: Daniel Radcliffe, кино

Le journal des reflets du soleil

главная